Дискосы

Оловянные дискосы 17 столетия сохранились в небольшом количестве. Главной их особенностью является нередкое отсутствие поддона; дискос представляет, таким образом, обычную тарель, с гравированной канонической композицией. В письменных источниках 16-17 веков нередка формулировка "блюдо дискосное". Таковы оба дискоса из собрания Государственного исторического музея, на которых в легкой линеарной гравировке изображен чин Поклонения Жертве. Один из них, украшенный характерным орнаментальным зигзагом из бегущих волют, возможно, отгравирован ростовскими мастерами, тем более, что подобный иконографический извод известен в иконописи Ростова Великого.

Дискосы следующего столетия во всех известных случаях утверждены на поддонах - невысоких профилированных цилиндрических подставках. Большая половина сохранившихся дискосов второй трети 18 века, также как и потиры, украшена резцовой гравировкой анонимного московского резчика 1730-1750-х годов. Так же, как и в 17 веке, вместе с двумя требными тарелями, звездицей и лжицей, потир и дискос составляли единый литургический прибор, выполненный в одном материале и отгравированный в едином стиле и технике.

Потиры

Потиры, отлитые из олова в 17 столетии, сохранились в небольшом количестве. Характерной формой ранних оловянных потиров является полая трубчатая ножка с кольцом, валиком или профилированным утолщением по середине. Чаша может быть высокой и достаточно узкой, или, напротив, широкой и невысокой. Резная композиция в большинстве известных памятников ограничена Деисусом и Голгофским крестом в небольших круглых медальонах с литургической надписью вдоль края борта.

Наиболее значительный из оловянных потиров этого времени хранится в Государственном историческом музее. Это характерной формы сосуд с колоковидной чашей на полой трубчатой ножке с двумя тройными перехватами, на выпуклом поддоне с поперечной насечкой, имитирующей мелкие ложки. Гравированная композиция потира по своему художественному значению превосходит все известные памятники русского оловянного дела 17 столетия. На чаше вдоль края борта литургический текст "ТЪЛО ХР(И)С(ТОВ)О ПРIИМИТЕ ИСТОЧНИКА БЕЗСМЕРТНАГО ВКУСИТЕ. АЛЛИЛУЙЯ". Вседержитель, Богородица и Иоанн Предтеча представлены в рост, глубокой тонкой линией с подробной разделкой деталей; по-видимому, фигуры хранят следы золочения. Между изображениями Деисуса - подписи: "IC ХС / ВСЕДЕРЖИТЕЛЬ / ЭМАНОIЛЬ / СЕИ АГНЕЦЪ Б(О)ЖIИ / ВЗЕМЛЯЙ ГРЪХИ / МИРА"; "МР θУ"; "СТЪП. ИωАН ПРЕДТЕЧА"; у Голгофского Креста под титлами обозначения "ЦРЬ СЛА / IС ХС / КО ТР / НИ КА / М Л / Р Б / г а".

Оловянные потиры 18 века исключительно однотипны. Их составные части - выпуклый сужающийся кверху поддон, перехват в виде большой профилированной грушевидной балясины (шаром вверх, что в 17 веке называлось "яблоко грушкою") и объемная чаша с чуть отогнутыми краями отливались и обтачивались на токарном станке. Нередко оправа поддона и яблоко стояна выполнялись из медного сплава и золотились, иногда поддон делился на плоские ступенчатые ложки. По исполнению канонической гравировки все сохранившиеся оловянные потиры этого времени делятся на две большие, приблизительно равноценные группы. Резные композиции первой из них (Распятие с символами Страстей и Деисус в медальонах, обрамленных аканфом), стилистически родственные декору светских резных изделий, выполнены с особенным блеском мастерства московским анонимным резчиком, известным таже по резьбе коронационных стоп и посуды с "Символами и Емблематами". Вторая группа вещей отгравирована тонкой цизелировкой примитивного рисунка; о месте ее исполнения сведений нет, но наиболее вероятно провинциальное монастырское происхождение этих памятников.

 

Русское церковное олово

Уже во второй половине 16 столетия в русских церквях достаточно широко распространились комплексы литургических сосудов из олова. В монастырских и церковных описях вплоть до конца 17 столетия наиболее характерна формулировка: "Да сосуды: патыр, да дискус, да звезда, да два блюдца дарных, да лжица, а сосуды все оловянные".

Царский и патриарший Казенные приказы заказывали и покупали немало оловянных изделий специально для рассылки по церквам и монастырям. Из кремлевских - царских и патриарших - мастерских в 17 столетии исходил огромный поток оловянных богослужебных сосудов и церковной утвари, снабжая бесчисленные городские, монастырские и сельские храмы. К работам такого большого объема привлекались и городские мастера.

Русское церковное олово ярко выделяется своим богатым разнообразием и технологической оригинальностью.

Please publish modules in offcanvas position.